Вашингтон и "стратегическое партнерство" Москвы и Пекина

В мае 1997 г. президент Ельцин провозгласил в качестве контрмеры по отношению к расширению НАТО на Восток укрепление связей с Китаем. Председатель КНР Цзян Цзэминь побывал в Москве в сентябре 1994 года, мае 1995-го, апреле 1997 года, декабре 1998 года; премьер Ли Пэн - в июне 1995 и декабре 1996 года. Новый премьер - Чжу Жуанзи - в 1998 году. Произошли бесчисленные встречи министров всех сфер и отраслей. Две стороны выразили приверженность "стратегическому партнерству равенства, взаимного доверия и взаимной координации". Получила разрешение проблема приграничного разделения. Китай официально признал события в Чечне чисто внутренним делом России, не одобрил экспансию НАТО, поддержал идею вступления России в Соглашение по азиатско-тихоокеанскому экономическому сотрудничеству. Россия, со своей стороны, исключила для себя установление официальных отношений с Тайванем, признала Тибет безусловной частью Китая. Достигнута договоренность о военном сотрудничестве и мерах доверия в военной области. Выросла взаимная торговля -

с 3,8 млрд долл. в 1994 года до 8 млрд долл. в 1997 году. Россия стала третьим торговым партнером Китая после США и Германии. Поставлена цель довести двустороннюю торговлю в начале ХХI века до 20 млрд долл.

Идея союза двух евразийских гигантов приобретает в Пекине влиятельных сторонников.

В закрытых китайских документах указывается, что Россия, несмотря на временные трудности, как и прежде остается мощной ракетно-ядерной державой, одной из немногих, способных противодействовать США в мировой политике. Российский фактор рассматривается в Пекине необходимым условием достижения Китаем своих стратегических целей на международной арене. Китайский Центр исследования стратегических проблем считает: "Развитие военно-технического и политического сотрудничества с Россией сделает позицию Китая на международной арене в будущем столетии беспроигрышной". Совместно РФ и КНР действовали в выработке политики по Косово и Ираку.

Вашингтон ощущает историческую значимость происходящего. "Сближение России с Китаем, - пишет газета "Вашингтон таймс", - бесплатный способ припугнуть США... Сейчас гегемония США недостаточна для их полного сближения, но заставляет их сотрудничать по определенным проблемам, представляющим взаимный интерес".

В Соединенных Штатах выделяют ряд Россия-Китай в качестве первостепенного в наборе всех региональных приоритетов США. Выступая в ноябре 1993 г. на слушаниях Комитета по международным отношениям сената США, государственный секретарь У. Кристофер провозгласил, что "ни один регион в мире не имеет большего значения для американских интересов, чем Азиатско-тихоокеанский регион".

В ответ на китайскую экспансию в окружающие страны американские специалисты предлагают новый вариант политики сдерживания - на этот раз в отношении Китая. Более того, они усматривают возможность политики сдерживания одновременно и против ослабевшей России.

В текущий момент три обстоятельства препятствуют возобладанию евразийской альтернативы над прозападным креном. Во-первых, российское правительство знает, какими будут его жертвы в случае решительного предпочтения Пекина Вашингтону. Скажем, в 1996 году двусторонняя торговля России с Китаем составляла 5,6 млрд долл., в то время как торговля России с Западом (со странами ОЭСР) достигла 70 млрд долл. И этот экспорт из западных стран содержит жизненно необходимые России технологически сложные товары. Именно отсюда в Россию могут поступить займы и инвестиции (а не из Китая или Индии - конкурентов в получении западных денег). Переориентация на Китай (и Индию) дорого обошлась бы российской

экономике - и без того ослабленной. России сейчас проще провозгласить экзотические схемы, чем реализовать их.

Во-вторых, банки, владельцы и руководство крупнейших российских компаний и предприятий создали своего рода прозападное лобби, преодолеть которое любым сторонникам стратегической ориентации было бы не просто. Союз прозападных бизнесменов и чиновников "обеспечивает движение в пользу приобщения России к ведомой США экономической системе".

В-третьих, решимость США и Запада в целом не допустить великого перемещения российских интересов в Азию. У Америки немало еще не задействованных рычагов; в Вашингтоне достаточно отчетливо помнят 1949 год и готовы сделать многое, чтобы предотвратить его повторение.

И тем не менее: если материальные условия начнут улучшаться в России и население увидит в будущем проблески надежды, руководители России получат шанс поддерживать "сбалансированную" внешнюю политику - намеков на движение с Востоком при продолжении движения в направлении Запада... Но если экономика не покажет признаков выздоровления и снижение уровня жизни будет продолжаться, все прежние стандарты будут отринуты.