Трансокеанский союз

Различие в менталитете привело к тому, что политический смерч рубежа 1980-1990-х годов был по-разному воспринят Соединенными Штатами и Россией. Холодный практицизм Вашингтона вызвал первое подлинно общенациональное ощущение, что малоопытность, национальное желание нравиться, нежелание проявить твердость привели в конечном счете к болезненно воспринимаемым Россией результатам. Перед Россией встал вопрос о мотивах Запада, еще недавно обещавшего "не пользоваться сложившейся ситуацией". Сразу же выделились две противоположные позиции, "новое" мышление как бы сразилось с "новым старым" мышлением.

Одна (уменьшающаяся) часть политического спектра России призвала не менять курса Шеварднадзе-Козырева, оставить сближение с Америкой превосходящим по значимости все прочие приоритеты. Покориться тому, что представляется неотвратимым и попытаться найти в этом нечто позитивное для себя. И идти на сближение с возглавляемым Америкой Североатлантическим союзом.

Но пик влияния сугубо прозападной радикально-демократической волны уже позади. Причина этого ухода с российской арены безоглядных западников в том, что главного, решающего для Российского государства обстоятельства ими создано не было. Радикалы-западники не осуществили полнокровного союза с Западом, решающим признаком которого было бы членство в Европейском союзе и в Североатлантическом союзе. В результате жесткости Запада и губительности курса так называемых прозападных реформ влияние первого в России за 80 лет прозападного правительства резко упало. Оно было вынуждено отдать руль власти более умеренным силам, более обеспокоенным гибельным состоянием страны после десятилетия благословляемых Америкой преобразований.

Вторая часть российского политического спектра, распространившая свое влияние к концу века со скоростью степного пожара, в свете скудных итогов российского вестернизма пришла к выводу о невозможности следовать курсом "на Запад при любых обстоятельствах". К концу

ХХ века обозначился практически национальный консенсус по оценке действий Запада после "холодной войны". Создается не очень привлекательная картина весьма серьезного разочарования России в трансокеанском союзе.

Вестернизация - идеология и политика привития всем странам и народам западных, прежде всего американских, жизненных стандартов и ценностей как наиболее прогрессивных и цивилизованных.