Стратегия мирового преобладания

Американские специалисты по национальной безопасности стали глобальными менеджерами. Годы "холодной войны" создали в США огромную армию профессионалов - государственных чиновников, шпионов, комментаторов, ученых из военных отраслей, инженеров-специалистов военных компаний, чьи карьеры и жизни зависели от наличия адекватного соперника, противостоящего Америке. "Что прикажете делать? - спрашивает Р. Стил. - Распустить этот аппарат, нанести сокрушительный удар по главным отраслям национальной экономики, включая направляемые государством высокотехнологичные отрасли, уничтожить источник национальной мощи? Или найти новую причину существования этого аппарата и избежать безработицы миллионов людей? Ответ очевиден".

С полным основанием американские теоретики полагают, что, "несмотря на все риторические ухищрения, широкое определение американской политики в отношении внешнего мира остается тем же, что и в прежние десятилетия". Никогда США не согласятся с положением primus inter pares в многополярном мире. "Нравится вам это или нет, - констатирует

Дэвид Каллео, - США будут продолжать играть роль гегемона в Европе и в Азии". Представляющий Брукингский институт Майкл О'Хэнлон полагает, что "мир слишком опасен, чтобы отстраняться от него, глобальное присутствие нельзя заменить ничем". По мнению Ричарда Хааса, Соединенные Штаты на долгое время "останутся эффективным шерифом находящегося в процессе трансформации мира".

Теперь, когда угас (за ненадобностью) идеологический спор, в холодном свете современной реальности стало ясно по меньшей мере одно: начиная с выхода во внешний мир в 1942 г. США фактически никого не сдерживают, а следуют определенной и решительной стратегии, которая имеет достоинства простоты и целеустремленности: мировое преобладание. Речь идет о мировом преобладании над любыми силами (любым сочетанием этих сил) в целях контроля над международным развитием. Несомненно: с Советским Союзом или без него Америка вышла бы на геополитические просторы и исчезновение яростно обличаемого противника ничего не изменило в сущности американского подхода к миру.

Конкретно и определенно президент Буш предупреждал: "Соединенные Штаты считают своим жизненно важным интересом предотвращение доминирования на территории Евразии любой враждебной державы или группы держав". Джордж Буш пишет в мемуарах: "Мы просто обязаны вести за собой... Мы должны обеспечить предсказуемость и стабильность в международных отношениях. Ведь мы - единственная держава, имеющая необходимые ресурсы и репутацию... Если Соединенные Штаты не поведут за собой, в мире не будет руководства".

Однако американские политики просто не могут игнорировать тот факт, что США - крупнейший экспортер мира, больше зависящий от экспорта, чем, скажем, Япония, что заграничные филиалы американских компаний владеют большей долей мирового экспорта, чем компании на американской земле, что четверть американского ВНП зависит от мировой экономики. Придя к власти, администрация Клинтона ввела термин "расширение зоны рыночной демократии". Согласно принятому Пентагоном в 1992 г. директивному документу "Соединенные Штаты должны предотвратить стремление крупных индустриальных наций бросить вызов нашему лидерству или попытаться изменить установившийся политический или экономический порядок".

В соответствии с законом Голдуотера-Николса (1986) президент Соединенных Штатов обязан публиковать ежегодно Декларацию о стратегии национальной безопасности США. Декларация 1995 года имела название "Стратегия вовлечения и демократического расширения". Администрация Клинтона поставила во главу угла стратегию "вовлечения и расширения". Теоретическим вкладом Мадлин Олбрайт явилось выражение: "Америка - это страна, без которой невозможно обойтись". Она же пообещала, что "мы будем сохранять наше присутствие повсюду, где есть необходимость в защите наших интересов". Термин "благожелательная гегемония" стал почти штампом. Обрела черты постоянной дискуссия о необходимости сохранить положение единственной сверхдержавы.

Какие инструменты используют американцы для достижения своих целей? Госсекретарь Олбрайт перечисляет их: "Простая логика, экономические стимулы, техническая помощь, новые соглашения, обмен информацией, насилие, угроза насилия, санкции, угроза санкций - и любая комбинация вышеперечисленного". Что же касается потенциальных конкурентов Америки, то Мадлин Олбрайт считает необходимым предупредить: "Те международные лидеры, которые настаивают на том, что мир является - или должен быть - многополярным, обязаны следить за тем, чтобы их собственная роль была согласована с их ответственностью... Эффективные коалиции являются следствием, а не альтернативой лидерству США".

В Вашингтоне думали о следующем веке, XXI-м, в котором борьба за природные ресурсы будет более ожесточенной, когда 60% населения Земли будут горожанами, когда 95% прироста населения в мире придется на развивающийся мир, стремящийся преодолеть отсталость, эпидемии, вспышки насилия. Америку все более волнует век наступивший. Ни в одной стране мира не ведется столь страстная дискуссия о "битве за будущее".