Процессы ХХI века

По прогнозам, доля населения Запада в мире уменьшится до 10% в 2025 году, уступая по численности китайской, индуистской и исламской цивилизациям, но это будет означать также то, что сила и влияние западной цивилизации будут зависеть от внутренней солидарности, от степени общности целей и коллективной стратегии.

При этом осложнения в развитии, поразившие финансы и индустрию азиатских чемпионов, поставили под вопрос их будущее лидерство. Вопрос о ХХI веке как "азиатском" отступает на второй план, предоставляя арену битве между "американским" и "европейским" веком. Век атлантического партнерства отступает, потому что страны Северной Атлантики, видимо, никогда не достигнут интеграции столь глубокой, как у европейцев.

После столетия европейских войн, полстолетия европейской привязанности Соединенные Штаты вступают в новый мир, где европейское направление теряет свое центральное значение.

Поднимающаяся в США новая волна изоляционизма таит в себе большие угрозы сплоченности атлантического мира. Ведущий из неоконсервативных идеологов - Ирвинг

Кристол - призывает скорее не к изоляции, а к изменению американских географических приоритетов. "Холодная война" окончена и вместе с нею целая фаза в мировой истории - европейская фаза. Нации Европы еще обладают огромным технологическим, экономическим и культурным могуществом, но их внешняя политика мало что значит. Европа более не является центром мира, а НАТО становится организацией без миссии, реликтом "холодной войны". Главные внешнеполитические проблемы США лежат за пределами Европы. Во-первых, это Мексика. Во-вторых, подъем исламского фундаментализма в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В-третьих, это неизбежный подъем Китая как доминирующей азиатской державы".

Подлинное определение Западной Европой отличного от американского "политического лица" произойдет тогда, когда все три "гранда" европейской политики - Германия, Франция и Британия - найдут основу для координации своих курсов, для совместных действий, для отчетливо выраженных совместных оборонных усилий. Видимым шагом в этом направлении было бы создание чего-то вроде трехстороннего европейского директората. Это ослабило бы страх Франции перед большой Германией и опасения Берлина в отношении новой Антанты. Объединительная тенденция возобладала бы над тысячелетней тенденцией внутриевропейской розни.

Преждевременно делать окончательные выводы. Ни западноевропейцы, ни американцы не знают, в каком направлении и с какой скоростью расходятся их пути и что более соответствует их интересам. История в этом смысле безжалостна. Ясно, что прежде общая угроза их объединяла, ясно также, что этой угрозы более не существует. Как указывает один из ведущих американских исследователей, "без враждебной силы, угрожающей обеим сторонам, связующие нити никак не могут считаться гарантированными".

Вектор исторического развития североатлантической зоны начал смещаться с центростремительного на центробежное направление.

Будет полезно почитать по теме: