Прочность однополярности

Согласно теории однополярной стабильности, чем сильнее держава-гегемон, тем стабильнее международный порядок. Но даже если значительные силы выкажут свое неприятие однополярной системы, изменить ее будет чрезвычайно трудно. Апологеты однополярности полагают, что развитие глобальных процессов в ХХI веке, демократия, транснациональные рыночные процессы ослабят значимость национальных границ и упростят американскую задачу. Достаточно популярна беззаботная оценка: "Среди современных кандидатов на статус великой державы Япония занимает слишком антимилитаристскую позицию, Китай слишком слаб, Германия погрязла в европейских делах, Европа слишком разобщена, Бразилия и Индия слишком молоды, а восстановление какой-либо большой советской республики или Содружества Независимых Государств в целом настолько отложено в будущее, что не представляется предметом для беспокойства... С точки зрения американской безопасности, трудно представить себе возникновение угрозы, по меньшей мере, на протяжении ближайших 15-25 лет".

Теоретики благожелательной гегемонии утверждают, во-первых, что гегемония Соединенных Штатов может быть принята мировым сообществом, если покажет себя неагрессивной, благожелательной, приносящей блага. Если Соединенные Штаты будут действовать, учитывая интересы прочих членов мирового сообщества, то это гарантирует их от объединения соседей и конкурентов. Демократические, либеральные ценности Америки, ее обширное культурное влияние должны ослабить действие второго закона Ньютона - природа сделает исключение и действие в данном случае не породит противодействия. Министерство обороны США декларирует, что "наша фундаментальная вера в демократию и гражданские права придает другим нациям уверенность в благожелательности нашей военной мощи, ее стремлении к мирному демократическому процессу".

Гегемония (от греч. Hegemonia - предводительство, господство) - руководство, первенствующее положение, превосходство в силе и влиянии.

Во-вторых, проистекающая из американского преобладания асимметрия создает достаточно жесткую структурную иерархию, которую трудно расшатать. Другие страны практически не берутся за дело создания контрбаланса американскому преобладанию именно в свете кричащего дисбаланса сил, делающего их задачу чрезвычайно сложной, слишком уж далеко вперед оторвался лидер.

Потенциальные противники еще слишком слабы и зависят от США. Германия и Япония плотно связаны сетью договоренностей и отношений с Америкой; на территории обеих стран размещены американские войска и лишь чрезвычайное стечение обстоятельств могло бы "высвободить и противопоставить" этих двух гигантов (воевавших с Америкой в уходящем веке) лидеру мирового сообщества. Япония, вызывавшая такую тревогу (как потенциальный успешный конкурент и мировой лидер) все 80-е гг., перестала быть общенациональным пугалом. Дело не только в охватившем ее кризисе. Не возобладал пока менталитет агрессивного лидерства.

"Япония - меркантилистское, пацифистское общество, прямолинейно поглощенное самообогащением и полное решимости не повторять ошибки 1930-х годов. У нее нет амбиций больше, чем быть первым кредитором Америки, первым ее торговым партнером, первым инвестором и ее первым протекторатом".

Протекторат - форма колониальной зависимости, при которой протежируемое государства сохраняет лишь некоторую самостоятельность во внутренних делах, а его внешние сношения, оборону и т.п. осуществляет по своему усмотрению государство-метрополия.

При этом американцы интенсивно разрабатывают теории, утверждающие, что "демократические страны не воюют друг с другом". Зачем Соединенным Штатам завоевывать Канаду, если они и без того имеют в ней (и в ее лице) все, что хотят иметь? Многие американские специалисты на все лады обыгрывают тему "взаимозависимости", утверждая, что во взаимозависимом мире посягательство на место лидера попросту невозможно - все активные члены мирового сообщества слишком взаимосвязаны друг с другом.