Неоднозначность

Ситуация в американо-российско-китайском треугольнике неоднозначна. По мнению ряда американских политологов (Зб. Бжезинского, к примеру), растущее китайское влияние в Средней Азии ослабит возможности России в этом регионе. Здесь может завязаться такой узел противоречий, при котором США и КНР пойдут параллельным курсом, ограничивая российские интересы в регионе. Усиливающийся Китай может в будущем считать Америку своим естественным партнером хотя бы по тем соображениям, что (в отличие от России и Японии) Соединенные Штаты не имеют с Китаем территориальных споров. И в Пекине достаточно отчетливо понимают, что без Вашингтона приток столь необходимых для развития китайской экономики инвестиций будет затруднен.

Характерно воздействие на стратегический треугольник второго азиатского гиганта - Индии. Вооруженные силы Индии укомплектованы оружием российского производства на 75 процентов. С 1990 по 1996 год Индия импортировала из России вооружений на 3,5 млрд долл. (ежегодно на 800 млн долл.). Создан план военных закупок Индии у России до 2010 года. В США достаточно однозначно воспринимают роль Индии в ее отношении к странам "великого треугольника": без политической поддержки России Индия блокирована пакистано-китайским сотрудничеством. Видя эту "прорусскую" тенденцию Индии, Вашингтон при этом хотел бы сохранить ее в качестве потенциального антикитайского элемента евразийского уравнения (в случае обострения отношений США с Пакистаном). Пока позиции России предпочтительнее, но ситуация (в свете ослабления России) меняется не в пользу Москвы. В США уже говорили о налаживании постоянных военный связей с Индией, переводе ее армии на американское вооружение, когда индийские ядерные испытания вызвали к жизни американское эмбарго и осложнили двустороннее сближение. Именно в этот критический для Индии момент помощь Москвы проявилась самым существенным образом, и это придало новую силу связям Дели с Москвой.

И все же в Вашингтоне определенно надеются, что блок Центральной и Восточной Евразии - как главное противодействие америкоцентрическому миру - не состоится. Здесь с удовлетворением отмечают, что Китай не оказал России прямой поддержки в вопросе противодействия расширению НАТО, ибо открытая поддержка России означала бы непосредственное выступление против США, чего в Пекине не желают.

При этом очевидны следующие обстоятельства: Китай хотел бы получить доступ к передовым технологиям США ради ожидаемого мощного экономического броска вперед, ради выхода в число передовых стран мира. Россия также стремится войти в эту лидирующую группу и в этом смысле не может не понимать китайскую сдержанность.

Суммируем: среди региональных противоречий России и Америки китайское направление выглядит приоритетным - по глобальной своей значимости, по объему затрагиваемых сил, по исторической перспективе. От ответа на этот важнейший для России и Америки вопрос в значительной степени будет зависеть сотрудничество или соперничество в ХХI веке, когда мир после краха мирового коммунизма отпрянул к своим цивилизационным основам.

Россия надеется на понимание Китая в противодействии мировой монополярности, Америка не теряет надежды увидеть в России своего союзника в грядущем объективно вырисовывающемся противостоянии Восточной Азии. И Вашингтон, и Москва видят возможные опасности. На текущем этапе обе столицы надеются избежать конфронтации, даже если они продолжают следовать сепаратным курсом в отношении растущего Китая.