Нефтяной фактор

Напомним, что США и их союзники инвестировали после 1991 года в нефтяные месторождения Азербайджана, Казахстана и Туркменистана сумму, не меньшую, чем все инвестиции в большую Россию. Предметом спора американских и российских фирм (в конечном счете, США и России) становится путь транспортировки нефти. Речь идет и об огромных материальных ценностях, и о степени контроля России над прикаспийскими республиками.

Периодические бои азербайджанцев и армян происходят в непосредственной близости от тех мест, где американские компании намереваются вести нефтепровод по территории Грузии.

В США крепнет влияние сторонников опоры на Азербайджан как на потенциально богатейшую (нефть) и крупнейшую по населению страну Закавказья (7,5 млн жителей). В стране огромные запасы нефти, которыми интересуются и Соединенные Штаты, и Российская Федерация. Видится неизбежной та или иная степень остроты отчуждения "Лукойла" и "Шеврона", американских и российских инвестиций, особых маршрутов пролегания нефтепроводов, ориентация на разные терминалы, разных партнеров и разные ожидания прибыли. Это делает Баку ареной соревнования США и РФ, их соответствующего влияния, их видения закавказского мироустройства.

Стараясь привлечь на свою сторону Баку, американцы уже выступают за строительство нефтепровода от Апшерона до турецкого Джейхана как главного пути транспортировки каспийской нефти на Запад. Здесь экономические и политические интересы России и США расходятся радикально. Россия не хотела бы терять контрольных функций над месторождениями нефти, которые определяют как вторые в мире после нефтяных сокровищ Персидского залива. Речь идет о снабжении собственно России, о ее южных областях, расположенных далеко от Тюмени, и здесь Москва приложит все силы, все свое влияние, чтобы не потерять возможностей участия в разработке месторождений. Именно здесь велик потенциал противоречий России с США, здесь пролегает полоса интересов России, которые она не отдаст за внешнюю дружественность и пустую благосклонность страны, хотя на уже овладевает рычагами влияния над прежними восточноевропейскими союзниками России и открыто говорит о подобных же замыслах в отношении Прибалтики.