Лидер региона

В Азии явственно обозначился свой лидер. После столетий своего рода летаргии Китай поднимается на ноги. По оценке Всемирного банка Реконструкции (1996), экономика КНР уже превратилась в четвертый мировой центр экономического развития наряду с США, Японией и Германией. Напомним, что импорт из Китая "отнимает" у США 680 тыс. рабочих мест. В 1997 г. в состав КНР вошел Гонконг - тринадцатый по объему торговый партнер США (24 млрд долл. взаимного оборота). Гонконг обладает гигантской научно-технологической базой и валютными запасами в 60 млрд долл.

Вращению экономической и культурной жизни региона вокруг китайской оси способствует обширная и влиятельная китайская диаспора.

В 1990-х гг. китайцы составляли 10% населения Таиланда и контролировали половину его ВНП; составляя треть населения Малайзии, китайцы-хуацяо владели всей экономикой страны; в Индонезии китайская община не превышает 3% населения, но контролирует 70% экономики.

На Филиппинах китайцев не больше 1%, но они владеют не менее 35% промышленного производства страны. Китай явственно становится центральной осью "бамбукового" сплетения солидарной, энергичной, творческой общины, снова увидевшей себя "срединной империей".

О подъеме Китая как стратегическом мировом сдвиге говорят геополитики Р. Эллингс и

Э. Олсен: "Китай рассматривает себя в качестве естественным образом доминирующей державы Восточной Азии, что бы китайцы ни говорили. Китай следует этой политике шаг за шагом и, в отличие от Японии, оказывающей преимущественно экономическое влияние, он, по мере того, как становится сильнее, стремится осуществлять, помимо экономического, политическое влияние".

Премьер Сингапура Ли Куан Ю оценил подъем Китая следующим образом: "Размеры изменения Китаем расстановки сил в мире таковы, что миру понадобится от 30 до 40 лет, чтобы восстановить потерянный баланс. На международную сцену выходит не просто еще один игрок. Выходит величайший игрок в истории человечества".