Для США нет "ближнего зарубежья"

В Москве могут рассуждать об исторических, экономических, психологических и прочих связях, но в США всякое теоретизирование о "мягком", "ограниченном" суверенитете прежних советских республик неприемлемо. Следование России подобным курсом грозит эвентуальным обрывом российско-американских связей. В качестве следствий такого курса США называют кредитное давление, восстановление КОКОМ, технологическую блокаду, культурное отчуждение, а в конечном счете - и гонку вооружений в прежнем масштабе, восстановление прежних уровней военных бюджетов у тех западных стран, которые его сократили (США, Британия, Германия). Новое издание "холодной войны" выступает как очень вероятный оборот событий, реалистический вариант реакции Запада на восстановление восточноевропейского центра силы.

Более опасной, чем эти "привычные" меры, явилась бы помощь националистическим антироссийским силам во всех частях прежнего Союза. И в этой плоскости Украина имеет первостепенный приоритет. Во внутриукраинских реалиях это означало бы помощь Львову и Киеву против Харькова и Симферополя. Нет сомнения, что для России жесткая американская политика в этом вопросе означает создание нового санитарного кордона против реинтеграционного импульса.

Итак, раскол двух крупнейших славянских государств ударил по геополитическим позициям России. Отчуждение Украины от России изменило расстановку сил в Восточной Европе и повлияло на глобальный баланс - на соотношение сил России и США. Здесь же обозначился потенциал конфликта США и России. Если Вашингтон, увидевший в 1945 году свои жизненные интересы в Варшаве, обнаружит их в начале ХХI века в Киеве, ухудшения отношений и конечной конфронтации с Россией Вашингтону, пожалуй, не избежать.